пятница, 24 июля 2015 г.

Даниэль Пеннак «Как роман»

«Убедительная просьба (умоляю!) не использовать эти страницы как орудие педагогической пытки. Д.П.» 
(эпиграф к эссе)

Что может заставить заядлого читателя читать эссе на тему чтения? Нет, не профессиональный интерес и не печалька размышления из области, почему современное поколение мало читает. К слову сказать, я так вовсе не считаю. В этом вопросе все сильно утрировано и крайне преувеличено. Во все времена были Homo legens и Homo nelegens, а их процентное соотношение, на мой взгляд, стабильно. Но не об этом речь, а об эссе Д.Пеннака «Как роман».


Интерес к эссе возник сразу же, как только я прочитала заголовок. Если бы в заголовке было написано «О пользе чтения», «Как развить читательский интерес у ребенка», то я бы точно не стала читать. Я, как наивная простушка, попалась на писательский прием: интересный, нетривиальный заголовок порождает любопытство. Как же я рада, что сошла за простушку! Иначе бы моя встреча с Даниэлем Пеннаком не состоялась. А заголовок полностью соответствует содержанию. Весь текст написан, как роман и читается на одном дыхании в течение нескольких часов.

У Даниэля Пеннака удивительно легкий, образный, метафоричный язык. Форма эссе не предполагает сюжетной линии, но создается полная иллюзия, что по мере прочтения ты следишь за сюжетом. В эссе, как в романе появляются герои: нерадивые современные школьники, учитель, который методично читает им вслух и происходит чудо. Что удивительно, я поверила в чудо, что такое возможно! Автор вспоминает свою семью, приводит фрагменты бесед с братом. Нет, они не философичны, а скорее шутливы. Вот, например:

С первых дней каникул - больших, летних - я видел своего брата (того, что читал «Муссон») не иначе как уткнувшимся в толстенный роман, и взгляд у него был нездешний, как у путешественника, давно забывшего и думать о родной земле.
— Что, так здорово?
— Не то слово!
— А про что?
— Про одну девушку, она любила одного, а вышла за третьего.



Как вы думает, какую книгу читал брат? Не ждите подсказки от меня. Ответ вы узнаете только после прочтения эссе «Как роман». Всего 2 часа вашего времени! Вы скажите, что у вас нет даже двух часов. А Пеннак вам отвечает:

Где найти время читать?
Серьезная проблема.
Которая и не проблема вовсе.<…>

Время читать — это всегда украденное время. (Как, впрочем, и время писать, время любить.)
У кого украденное?
Скажем, у обязанности жить. <…>

Чтение никак не связано с регламентом жизни общества, оно, как и любовь, просто образ жизни.
Вопрос не в том, есть ли у меня время читать (время, которого, кстати, никто мне не даст), но в том, подарю я себе или нет счастье быть читателем.


В эссе все прекрасно: от заголовка до идей. Казалось бы, каким новым приемом по пробуждению читательского интереса меня «знатока в области чтения» можно убедить. Автор описывает очень простой прием чтения вслух на уроке.

Скорость учителя — сорок страниц в час.
Значит, за десять часов 400 страниц. При пяти часах языка и литературы в неделю за триместр он может прочесть 2400 страниц! 7200 за учебный год! Семь романов по тысяче страниц! Всего за каких-то пять часов в неделю!
Потрясающее открытие, которое меняет все! Книга, если разобраться, читается быстро: один-единственный час чтения в день, и за неделю я управлюсь с романом в 280 страниц! Я могу прочесть его и за три дня, если положу на чтение по два часа с небольшим! 280 страниц за три дня! Считай, 560 за шесть будних дней. Когда книжка действительно «супер»

— «„Унесенные ветром“, правда, супер, месье!», — и в воскресенье прихватишь четыре часа сверхурочно (почему бы и нет, по воскресеньям спальный район Заклепок-и-казаков беспробудно дрыхнет, а «Берлингтона» родители увозят за город, где скука смертная), вот у нас и еще 160 страниц: итого 720!

Или 540, если скорость у меня — тридцать в час, тоже вполне приемлемый результат.
Или 360, если я двигаюсь прогулочным шагом со скоростью двадцать в час.

— У меня 360 в неделю! А у тебя?
Считайте страницы, ребятки, считайте… Писатели тоже считают. Видели бы вы их, когда они доходят до страницы 100! Сотая страница для писателя — мыс Горн!


Понимаю, что у нас не французская школа, что никто не позволит читать вместо того, чтобы проходить программу. Но и у них есть программа. Какой же выход находит месье учитель? Об этом вы узнаете только если отважитесь на прочтение эссе.

И еще несколько цитат. Не могу остановиться, чтобы не цитировать мудрого Даниэля Пеннака.

Человек, который читает вслух, раскрывается весь как есть. Если он не знает того, что читает, речь его невежественна, он жалок, и это слышно. Если он не живет тем, что читает, слова остаются мертвой буквой, и это чувствуется. Если он переполняет текст самим собой, от автора ничего не остается: цирковой трюк, и все тут, и это видно. Тот, кто читает вслух, весь как на ладони перед глазами, которые слушают.
<…>

Понятие «зрелости» в области чтения — штука странная. Вплоть до какого-то возраста какие-то книги нам не по зубам. Но в отличие от хороших вин хорошие книги не стареют. Они ждут нас на полках, а стареем мы. Когда нам кажется, что мы до них «дозрели», мы беремся за них снова. И тогда одно из двух: или встреча происходит, или мы снова терпим фиаско. Может быть, мы будем делать еще попытки, может быть, нет. Но уж точно не вина Томаса Манна, что я так до сих пор и не добрался до вершины его «Волшебной горы».
<…>

А что, если вместо того, чтобы заставлять читать, учитель вдруг решит поделиться собственной радостью чтения?
Радостью чтения? А что это такое — радость чтения?
Вопрос и впрямь требующий оглянуться на себя!
И для начала признаться себе в одной истине, которая в корне противоречит догме: большую часть книг, сформировавших нашу личность, мы читали не во имя чего-то, а против чего-то. Мы читали (и читаем), словно бы защищаясь, не соглашаясь, бунтуя. И если выглядим дезертирами, если отгораживаемся от действительности «чарами» нашего чтения, то дезертируем мы в самосозидание, убегаем, чтобы заново родиться.
Всякое чтение — акт противостояния. Противостояния чему? Всем обстоятельствам. Всем. — Социальным. — Профессиональным. — Психологическим. — Сердечным. — Климатическим. — Семейным. — Бытовым. — Коллективным. — Патологическим. — Денежным. — Идеологическим. — Культурным. — Или самокопательным.
Хорошо поставленное чтение спасает нас от всего, в том числе от самих себя.
И в довершение всего, мы читаем против смерти.



Если все мои предыдущие уловки не побудили вас к прочтению эссе, то просто откройте эту страницу и наугад, по диагонали просмотрите текст. Вдруг вас что-то зацепит остановит. Может так случиться, что слова Пеннака станут решающим в выборе между


Изображения взяты из Интернета.