вторник, 14 октября 2014 г.

Мой Лермонтов

Где-то в возрасте десяти лет я обнаружила увесистую книгу в зеленом кожаном переплете. Глянцевая бумага и небольшой стихотворный текст привлек мое детское внимание. На обложке в вензеле было написано М.Ю. Лермонтов. Корешок утверждал, что передо мной второй том шеститомного издания 1954 года. На форзаце стояла печать библиотеки городского дома культуры г. Казань."Откуда в доме моей малограмотной бабушки затерялся томик стихов?" - подумала я. Проведя нехитрое расследование среди близких, мне удалось выяснить, что моя крестная так восхитилась лирикой Михаила Юрьевича,  что не захотела расстаться с книгой.  

Я была полностью солидарна с ней, припомнив первое стихотворение Лермонтова из детской тоненькой книжечки, по-моему она была выпущена в серии "Классики детям". Это был сборник стихов русских поэтов: С. Есенина, Ф. Тютчева, А. Фета, А. Пушкина и "Парус" Лермонтова

"Парус" я запомнила сразу. Сейчас не могу понять, почему маленькой девочке была так близка тема смятения, борьбы, волнения. Я хотела оказаться на этом паруснике, чтоб соленые воды обжигали мне лицо, ветер трепал мокрые волосы, буря бы выла и стонала. О, ужас, думаю я сейчас! Но в 7 лет другое представление мира. 


А здесь такая удача! Целый том стихов, да еще и с авторскими репродукциями. Клад! Помню, как в седьмом классе принесла на урок литературы эту драгоценность. Те, кто жил в советское время (книги по талонам, на полках книжных магазинов только тома Ленина и Брежнева) поймут реакцию моих одноклассниц-подружек, которые кинулись разглядывать фолиант. На уроке книга красовалась на моей парте. Я читала наизусть стихи из нее, и Ольга Ивановна (учитель литературы и директор нашей школы) показывала всем репродукции. А на переменке мы с девчонками  читали стихи Лермонтова и трепетали от волнения, воображая, что они обращены к нам:
Она не гордой красотою
Прельщает юношей живых,
Она не водит за собою
Толпу вздыхателей немых.
И стан ее — не стан богини,
И грудь волною не встает,
И в ней никто своей святыни,
Припав к земле, не признает.
Однако все ее движенья,
Улыбки, речи и черты
Так полны жизни, вдохновенья,
Так полны чудной простоты.
Но голос душу проникает,
Как вспоминанье лучших дней,
И сердце любит и страдает,
Почти стыдясь любви своей.

О "Демоне" я узнала позже. Мне захотелось непременно прочесть поэму в таком же издании. Но, увы, в библиотеке Нового города Тольятти не нашлось столь раннего издания.  "Демон" меня потряс в буквальном смысле слова. Очень хорошо помню тот зимний вечер, тусклый свет желтой настольной лампы, дрожь и холод. На следующий день я слегла в постель с температурой. Конечно, это простое совпадение, ведь еще вечером были первые признаки простуды. Но в голове рефреном звучали лермонтовские строки:
И Демон видел... На мгновенье 
Неизъяснимое волненье 
В себе почувствовал он вдруг, 
Немой души его пустыню 
Наполнил благодатный звук — 
И вновь постигнул он святыню 
Любви, добра и красоты! 

Была еще встреча с поэмой "Мцыри". На городском конкурсе чтецов я должна была представлять школу и с выражением наизусть читать отрывок из поэмы "Мцыри". Но у меня случилась ангина, и я подвела школу. Так и сказали: "Ты подвела школу, и нам не зачли балл". Стыд! Но я опять, как и тогда после прочтения "Демона",  была глубоко в лермонтовском мире и не хотела его покидать до невозможности говорить.

Много позже я сама пришла в класс как учитель. И в моем любимом томике появились карандашные пометки с ударениями, подчеркиваниями, выносками. А в прошлом году в проекте "Я ищу затерянное время" команда "Под сенью дружных муз" для анализа выбрала стихотворение М.Ю. Лермонтова "Когда волнуется желтеющая нива". Ребята увидели вот так образ поэта.  

Сегодня я снова перечитывала стихи поэта. И не потому, что ему двести лет, а потому что он мой любимый Лермонтов!